Главная страницаЭссе → ПРИВЕТ и КЛЁН из ПЕРЕДЕЛКИНО

ПРИВЕТ и КЛЁН из ПЕРЕДЕЛКИНО

Продолжение моего рассказа о Доме-музее Корнея Ивановича Чуковского.


Я и не думала, что мне так скоро повезёт во второй раз оказаться в Переделкино. Февраль 2003, в подмосковном писательском городке собирают представителей от всех писательских союзов РФ, чтобы обговорить вопрос – как быть с литфондом в наше новое время.
Меня делегируют на эту конференцию и я… оказываюсь невзначай и в Переделкино, и, конечно же, в гостеприимном Доме Корнея Чуковского.
9174_1._v_dome_korneya_ivanovicha_200zg..jpg (22.05 Kb)

На этом снимке в Доме поэта на одной из книжных полок видна и «Чукоккала». (Внимательные разглядят ещё и крокодила у моих ног, их по всему дому множество, как в Африке) Об этом рукописном (прежде) альманахе, что создавался в течение многих лет самим поэтом и его выдающимися гостями и друзьями, а ныне – большой книге, вышедшей благодаря стараниям и огромнейшей работе внучки поэта Елене Цезаревне Чуковской, я хочу рассказать подробней.
7791_oblozhka_chukokkaly.jpg (36.3 Kb)

Вот эта книга крупным планом. Она уже в то время жила в моём доме, а в тот счастливый день, когда я в своём родном городе купила её, моей радости не было предела! Я готова была и пританцовывать, и петь, идя по главной улице в обнимку с этим фолиантом. Ну, тот, кто меня знает, не удивился бы: в Челябинске есть улицы, которые стали воплощением праздника моей души. По некоторым из них я промчалась вприскочку, вприпрыжку совсем не в детстве, а некоторые были осыпаны воздушными поцелуями…

Я знала об этом альманахе давно, читала Дневники К.Чуковского, где многое упоминалось, но я не ожидала, что книга эта будет издана!!!

А в ней – страницы, множество страниц, хранящих шутливые наброски и стихи стольких великих людей своего времени! Давайте в этом месте я процитирую Корнея Ивановича, он скажет, КТО был ЗДЕСЬ:
Анна Ахматова и Леонид Андреев, Андрей Белый и Александр Блок, Иван Бунин и Макс. Волошин, Сергей Городецкий и Максим Горький, Гумилёв, Добужинский, Вас. Немирович-Данченко, Евреинов, Зощенко, Аркадий Аверченко, Александр Амфитеатров, Юрий Анненков, Ал. Бенуа, Вячеслав Иванов, А. Кони, А. Куприн, Осип Мандельштам, Фёдор Сологуб и другие. А также более молодое поколение — Маргарита Алигер, Ираклий Андроников, А. Архангельский, Е. Евтушенко, Валентин Катаев, Каверин, Михаил Кольцов, Э. Казакевич, И. Бабель, Мейерхольд, В. Маяковский, С. Маршак, С. Михалков, Николай Олейников, М. Пришвин, Мих. Слонимский, А. Солженицын, К. Паустовский, Ал.Толстой, К. Федин, С. Щипачёв, Вячеслав Шишков, Виктор Шкловский и другие <…> Главная особенность «Чукоккалы» – юмор. Люди писали и рисовали в «Чукоккале» чаще всего в такие минуты, когда они были расположены к смеху, в весёлой компании, во время краткого отдыха… Конец цитаты.

Ну конечно же, я пронесла свой экземпляр «Чукоккалы», изданной в 1999г. в Москве (изд. Премьера), эту четырёхсотстраничную, на плотной бумаге, с иллюстрациями, книгу, как Подарок от поэта и его семьи, как Птицу счастья!

Сейчас в Интернете много информации о поэте, его времени, окружении, книгах… Я считаю очень важным процитировать вот это:

«Лаконичная фраза в аннотации объемистого тома — “Альманах издается полностью впервые” — обозначает помимо прочего завершение причудливого пути этой полифоничной книги к читателю. У него появилась фантастическая возможность иметь всю “Чукоккалу” — как законченную живописную картину с приложением всех эскизных альбомов и разработок темы даже на ресторанных салфетках…

Сегодняшняя “Чукоккала” — это не второе и даже не дополненное издание. Это сам альманах. Тираж оригинала.

Вскоре по рождении “Чукоккала” стала легендой — без предварительной выдержки временем, а после ухода ее основателя из жизни продолжила свою судьбу и обросла новыми приключениями. Из последних упомяну, например, присвоение одной из малых планет Солнечной системы имени альманаха. Тут, как в сказке Чуковского, запляшут и цифры, ведь альманах начался в 1914 году, а планета имеет аккурат 14 километров в диаметре.

«Путешествие по страницам альманаха затягивает и захватывает настолько, насколько интересно и дорого его читателю то, что происходило в российской жизни и российской литературе на протяжении уходящего от нас столетия. Кстати, тот факт, что в 1916 году “Чукоккала” вместе с хозяином съездила в Англию, где побывала в руках Конан Дойла и Герберта Уэллса, а также приняла в себя рукописный лист с балладой Оскара Уайльда, усугубляет сказанное. И как знать, может, шутливая надпись чукоккальца Юрия Анненкова на одном из вариантов обложки — “Собрание рисунков Репина за последние 100 лет”, — сегодня не покажется такой уж шутливой?»

«…предчувствия событий и сами события отражались в “Чукоккале” на протяжении всей ее жизни: перемены режимов, войны, культурные сдвиги, мифы — все, все.
Иногда зеркало кривилось, могло сбить с толку. Вспоминая о записях и рисунках времен Первой мировой, Чуковскому в своих предсмертных комментариях пришлось объясняться: “...иной читатель, пожалуй, подумает, будто во время войны мы только и делали, что забавлялись альбомными виршами. Такое заключение было бы крайне ошибочно. Из участников „Чукоккалы” и Бенедикт Лившиц и Гумилев ушли на фронт добровольцами, Репин с утра до ночи работал над своими полотнами, Евреинов писал свою трехтомную книгу „Театр для себя”, так что „Чукоккала” была для нас отдыхом, отдушиной, своего рода „пиром во время чумы”...»

Это были фрагменты статьи Павла КРЮЧКОВА
ВСЯ “ЧУКОККАЛА” И “ВЕСЬ ЧУКОВСКИЙ”

Второе «попадание» в Дом поэта было кратким, как и первое. И снимков на руках осталось меньше, чем хотелось бы.

Но к третьему приезду… А случился он в дни открытия Первого фестиваля детской литературы, в июне 2006г, - мне удалось подготовиться тщательней. И в руках у меня был, пусть пока не цифровой, но фотоаппарат, и я не зависела от людей, снимающих «для себя»… Я снимала сама! И клён, который ни в апреле-2002, ни в феврале-2003 мне не попался на глаза, поскольку спал и был ничем не примечательным, теперь предстал во всей красе и оказался тем самым чудо-деревом!!! Вы помните?
9538_3..jpg (52.39 Kb)

«…А у наших у ворот
Чудо-дерево растет!
Чудо-чудо-чудо-чудо
Расчудесное!
Ни листочки на нем,
Ни цветочки на нем,
А чулки да башмаки
Словно яблоки.
Мама по саду пойдет,
Мама с дерева сорвет
Туфельки-сапожки,
Новые калошки.
Папа по саду пойдет,
Папа с дерева сорвет
Маше - гамаши, Зинке - ботинки,
Нинке - чулки,
А для Мурочки - такие
Крохотные, голубые,
Вязаные башмачки,
И с помпончиками!

Вот какое дерево,
Чудесное дерево!


Эй, вы, ребятки, голые пятки,
Рваные сапожки, драные калошки,
Кому нужны сапоги?
К чудо-дереву беги!
Лапти созрели, валенки поспели,
Что же вы зеваете, их не обрываете?»
0469_4..jpg (.12 Kb)

[justify]Я видела своими глазами это чудо-дерево, и оно действительно, у ворот… Я стою с фотоаппаратом сейчас у клёна и снимаю Дом-музей, вот он. По этой тропинке – десяток шагов до него… Видна лестница на чердак, веранды по обе стороны и деревянный пристрой, это вход. На следующем снимке мы стоим-сидим на крыльце Дома-музея.

0217_5.na_krylce_s_direktorom_doma-muzeya.jpg (42.51 Kb)


Это - Сергей Васильевич Агапов, директор музея. Он ни в одну из наших встреч не показал, что занят бесконечно или отчаянно устал – гостеприимно открывал зелёные ворота, предупредив сторожевую псинку «тут свои» », когда я за воротами, робея, но с улыбкой, представлялась «детский автор из Челябинска»

Так вот история какая приключилась с клёном, чудо-деревом!... Её поведал мне Сергей Васильевич.

Когда не стало Корнея Чуковского, клён стал чахнуть. Его окапывали, поливали, говорили с ним, выхаживали – ничего не помогало. И вдруг кого-то осенило: да это ж чудо-дерево, зачем с него сняли туфельки-сандалики?! Давайте-ка вернём…
И клён ожил. И вправду – чудо-дерево!

Продолжение следует.




Комментарии посетителей

(10.01.2014 - 22:38) цитировать
 
Спасибо
 
(20.02.2014 - 01:41) цитировать
 
Это интересно. Вы мне не подскажете, где я могу об этом прочитать? http://moiarenda.ru
 
 Добавление комментария:
 
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)
captcha

теги форматирования

добавить смайлы